COVID-19 pandemic and endocrinopathies.

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription Access

Abstract

Abstract


Many endocrinopathies have chronic course; patients with endocrinopathies (above all diabetes mellitus and thyroid diseases) who receive outpatient care on a regular basis amount up to 80% of patients with chronic diseases. Endocrinologists most likely play the role of general practitioners for these patients, therefore they should quickly and efficiently explain the patients with diabetes, thyroid, hypophysis and adrenal diseases how to behave in new setting of COVID19 pandemic (coronavirus infection). The most severe course of the infection can be observed in patients older than 65 years with chronic diseases, especially endocrinopathies. This review sums up the currently available data on the disease pathogenesis and progression. It also provides information about patient responsibility to prevent infection, special aspects of communication between the patient and the physician in the setting of self-isolation and quarantine, additional care needed in case of COVID19 in patients with most severe endocrinopathies.


Full Text

Введение

Многие эндокринопатии имеют хроническое течение, и, по крайней мере, в нашей стране до 80% лиц с хроническими заболеваниями, получающими регулярную амбулаторную помощь, составляют пациенты с эндокринными нарушениями, в первую очередь, сахарным диабетом (СД) и заболеваниями щитовидной железы (ЩЖ).

Для этих людей эндокринолог чаще всего является врачом общей практики, и поэтому сегодня, когда в наш благополучный и настолько отвыкший от эпидемий мир, когда еще вчера «антивакцинаторы» собирали громадные внемлющие им аудитории и убеждать людей в необходимости вакцинации против гриппа и других острых респираторных инфекций было крайне сложно, именно на этих специалистов ложится ответственность - оперативно разъяснить людям с диабетом, заболеваниями ЩЖ, гипофиза и надпочечников, опухолями эндокринной системы, как нужно вести себя в новых условиях.

COVID-19 – новый вызов общественному здравоохранению

Опасные инфекционные заболевания продолжают возникать и представлять угрозу для общественного здравоохранения. С начала 2000 гг. было зарегистрировано несколько новых вирусных заболеваний, которым был присвоен статус эпидемии, в том числе тяжелому острому респираторному синдрому (SARS-CoV, 2002-2003 гг.), вирусу гриппа H1N1 (2009 г.), а также Ближневосточному респираторному синдрому (MERS-CoV, 2012 г.). 31 декабря 2019 года в Китайском бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) сообщили о случаях заболевания нижних дыхательных путей неизвестной этиологии. Данные литературы позволяют отследить дебют подозрительной симптоматики до начала декабря 2019 года, но такая отсрочка официального доклада ВОЗ подтверждает тот факт, что возбудитель был выявлен не сразу. Центр по контролю и профилактике заболеваний КНР организовал оперативное расследование инфекционного очага, по результатам которого был выявлен новый штамм коронавируса (CoV), который ранее не выявлялся у людей. 11 Февраля 2020 года Генеральный директор ВОЗ доктор Tedros Adhanom Ghebreyesus объявил официальное название нового заболевания - «коронавирусная болезнь – 2019» или «COVID-19». Впоследствии эксперты Международного комитета по таксономии вирусов назвали его SARS-CoV-2, так как он очень похож по своему строению на SARS-CoV [1].

Коронавирус SARS-CoV-2 - РНК-содержащий вирус, относящийся к роду Betacoronavirus семейства Coronaviridae. Вирионы всех коронавирусов имеют суперкапсид с большими шиповидными отростками в виде булав длиной 5–10 нм, формируемыми S-гликопротеинами. Наличие этих отростков, напоминающих зубцы короны, и дало название всему семейству. Предполагается, что новый возбудитель является рекомбинатным штаммом между коронавирусом летучих мышей и неизвестным по происхождению коронавирусом. Данное предположение основывается на том, что генетическая последовательность SARS-CoV-2 на 79% cходна с последовательностью SARS-CoV [2].

Патогенез COVID-19 в настоящее время изучен недостаточно. Ведущей теорией, объясняющей особенности клинической картины заболевания, является высокая аффинность S-гликопротеинов коронавирусов (как SARS-CoV, так и SARS-CoV-2) к рецепторами ангиотензин-превращающего фермента 2 типа (АПФ-2). Также в опытных работах с частицами вируса была установлена роль сериновой протеазы TMPRSS2 [3, 4]. Она необходима для праймирования S-белка вируса SARS-CoV-2, являющегося обязательным этапом проникновения вируса в клетки хозяина, при котором происходит слияние мембран вируса и клетки-хозяина. Биологическая роль АПФ-2 заключается в превращении ангиотензина I в ангиотензин 1-9 и ангиотензина II в ангиотензин 1-7. При этом происходит не только инактивация ангиотензина II, но образование пептида ангиотензина 1-7, который сам по себе обладает рядом биологических эффектов [5, 6].

В клетках дыхательной системы АПФ-2 считается ключевым регулятором системы ангиотензина. Когда увеличивается активность АПФ-1 и ингибируется АПФ-2, интактный ангиотензин II действует через рецепторы ангиотензина 1 и 2 типов (ATR 1 и 2), способствуя провоспалительным реакциям и стимулируя секрецию альдостерона. Это приводит не только к повышению артериального давления, но также к увеличению местной проницаемости сосудов, что повышает риск респираторного дистресс-синдрома [6]. Ангиотензин 1-7 оказывает противоположные эффекты, он связывается с рецепторами Mas, которые опосредуют вазодилятацию и антипролиферативные функции, вероятно, через NO-зависимый механизм [7]. Можно предположить, что у людей с более тяжелым течением COVID-19 наблюдается дисбаланс этих рецепторных путей с увеличением активации ATR1 и ATR2, что может иметь место при СД 2 типа, инсулинорезистентных состояниях и гипертонической болезни [4, 5].

К основным клетками-мишенями для SARS-CoV-2 относятся клетки альвеолярного эпителия, где локализуются рецепторы АПФ-2. Кроме того, данные рецепторы содержатся в энтероцитах тонкого кишечника и эндотелиоцитах сосудов. У лиц со сниженным иммунным ответом инфекционный процесс распространяется на альвеолы, что приводит к разрушению сурфактанта, избыточной экссудации и резкому снижению дыхательной функции. Наиболее частыми симптомами заболевания являются лихорадка, общая и мышечная слабость, миалгии, сухой кашель с небольшим количеством мокроты. Редко наблюдаются симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта (диспепсия, диарея). При дальнейшем прогрессировании заболевания примерно у 15-20% заболевших развивается дыхательная недостаточность [2]. При тяжелых формах болезни происходит замещение пораженных участков соединительной тканью с развитием фиброза легких. По современным представлениям у лиц, перенесших инфекцию, развивается стойкий типоспецифический иммунитет. [8].

COVID-19 – достаточно агрессивный вирус, и количество заболеваний в мире продолжает расти по настоящее время. На встрече 30 января 2020 года в соответствии с международными санитарными правилами, ВОЗ объявила о чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение. А уже 11 марта 2020 года заболевание приобрело статус пандемии. Организации здравоохранения координируют потоки информации, издают директивы и различные руководства по борьбе с инфекцией, чтобы наилучшим образом смягчить воздействие угрозы.

Высокая восприимчивость к SARS-CoV-2 отмечается для всех групп населения. Но к группам риска тяжелого течения и летального исхода по причине COVID-19, прежде всего, относятся лица старше 65 лет, пациенты с хроническими болезнями (органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, сахарным диабетом, злокачественными опухолями) [9].

Данные об особенностях течения COVID-19 у пациентов с диабетом ограничены. В одном из первых сообщений китайских коллег из Уханя СД присутствовал в 42,3% из 26 смертельных случаев заболевания [10]. Результаты других наблюдений в той же популяции в городе Ухань были противоречивы, J.J. Zhang и соавт. не подтвердили наличие СД в качестве фактора риска тяжелого течения заболевания (n=140) [11], a Q. Ruan и соавт. сообщили, что именно количество сопутствующих хронических заболеваний является значимым предиктором смертности (n=150, 68 смертей и 82 выздоровевших пациентов) [12]. Результаты анализа 11 исследований, посвященного основным лабораторным отклонениям у пациентов с COVID-19, не выявили взаимосвязи между гипергликемией и тяжелой формой инфекции [13].

Тем не менее, суммарный отчет о 72 314 случаях COVID-19, опубликованный Китайским центром по контролю и профилактике заболеваний, подтвердил повышенную смертность у людей с СД (7,3% против 2,3% без нарушений углеводного обмена) [14]. По данным Guan W. И соавт. среди 2020 больных (1590 человек имели лабораторно подтвержденный диагноз COVID-19), поступивших в отделение интенсивной терапии с середины декабря по 31 января 2020 года, и потребовавших инвазивной вентиляции легких либо скончавшихся, наиболее часто встречались люди с гипертензией (16,9%) и СД (8,2%). Еще 8,2% имели несколько заболеваний. После поправки на возраст и курение, наиболее часто утяжеляли течение COVID-19 хронический обструктивный бронхит (ОР 2,681, 95% ДИ 1,424-5,048, СД (1,59, 95% ДИ 1,03-2,45), гипертония (ДИ 1,58, 95% ДИ; 1,07-2,32 и злокачественные опухоли (ОР 3,50, 95% ДИ; 1,60-7,64) [15].

Полученные результаты неудивительны. Подавляющее большинство больных с СД 2 типа – это люди старше 65 лет, для которых доказаны риски тяжелого течения вирусной (при вирусе гриппа) или бактериальной пневмонии (например, вызванной пневмококком). Именно поэтому во многих странах пациентам с диабетом так настойчиво предлагают ежегодную профилактическую вакцинацию против гриппа.

В сложившихся условиях пандемии международные ассоциации диабетологов начали оперативно освещать вопросы адаптации лиц с диабетом к изменившимся условиям оказания медицинской помощи. В нашей стране один из авторов данной статьи уже выступил с лекцией на профессиональном врачебном форуме на тему «COVID-19 и диабет» [16]. Во многом позиция российских врачей совпадает с позицией ассоциаций эндокринологов и диабетологов из других стран. Бесспорно, вызов, который получили врачи мира в условиях пандемии, требует быстрого реагирования. Больные с различными эндокринопатиями должны иметь всю необходимую информацию и понимать, что наилучшая в имеющихся условиях помощь им будет оказана.

 

Особенности организации медицинской помощи пациентам с СД в условиях пандемии COVID 19

Общие правила и личная ответственность

Нашим больным важно знать, что диабет сам по себе не предрасполагает к инфицированию, но у этой группы лиц как в силу возраста, так и в силу сопутствующей кардиальной патологии выше риски иметь тяжелую коронавирусную интерстициальную пневмонию [17], поэтому для этой когорты особенно важна самоизоляция и выполнение всех мер профилактики. Для этого может необходима дополнительная справочная литература для пациентов. Все рекомендации по самоизоляции и гигиене должны предельно тщательно выполняться. Никакой специфической «укрепляющей иммунитет против COVID-19» терапии на сегодняшний день не существует. Важна ЛИЧНАЯ ответственность больного диабетом и членов его семьи.

Организация работы с больными

Надо сказать, что в диабетологии уже давно создана прекрасная модель взаимодействия «врач – медсестра – пациент», и школам диабета уже более 50 лет. В новой ипостаси общения через гаджеты, она стала приемлемой для большинства социально активных лиц с диабетом, поэтому по существу будет добавлена просто новая страница в общении [18].

Важно понимать, что в условиях нарастающего дефицита врачебных кадров, занятых борьбой с пандемией, изменяется организация помощи больным – минимизация рискованных выходов в места скопления людей потребует от врачей модификации их взаимодействия с больными диабетом.

Разумеется, следует обеспечить пациентов с СД необходимым запасом лекарств и тест-полосок. Фармацевтическая промышленность осознает важность бесперебойного снабжения больных диабетом необходимыми медикаментами. В свою очередь, врачи должны напоминать своим пациентам о строгом соблюдении правил контроля за диабетом, в том числе ни в коем случае не снижать дозировки и тем более не отменять вводимый инсулин в случае любой инфекции. Следует максимально использовать новые правила выдачи рецептов и таким образом постараться обеспечить запас медикаментов и расходников на несколько месяцев.

Расширяются возможности телемедицинского и дистанционного консультирования. В ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России (https://www.endocrincentr.ru) постоянно работает центр телемедицинских консультаций и обновляется актуальная информация по теме COVID-19 и эндокринопатиям. Разумеется, не следует отказываться от срочных консультаций и госпитализаций. Всегда будут те больные, которым понадобится срочная помощь – люди с кетоацидозом или синдромом диабетической стопы.

Как известно, минимум 18% госпитальных коек в мире обычно заняты больными с СД, и не приходится ожидать, что их число будет меньшим среди госпитализированных с коронавирусной инфекцией. Более того, это число может возрастать в ближайшее время. Поэтому следует как можно энергичнее переводить на амбулаторное долечивание уже получивших стационарное лечение больных, предупреждать их о важности и большей безопасности домашнего лечения, тем более что многие стационары будут временно перепрофилированы под оказание помощи при COVID-19.

По всем не экстренным вопросам больным с диабетом следует связаться со своими врачами по телефону или используя телемедицинские технологи. Сейчас следует отложить на время все несрочные вопросы с больными с диабетом, но в перспективе можно ожидать, при ослаблении контактов с больными, резкого скачка новых обращений – и эндокринологам важно понимать и профилактивизировать эти обращения.

Продолжение проводимой гипогликемизирующей и кардиальной терапии

Следует существенным образом пересмотреть гипогликемизирующую терапию при наличии COVID-19 у пациентов СД 2 типа. Сегодня единая позиция многих диабетологических сообществ состоит в том, что пациентам с СД 2 типа, получающим лечение препаратами, где в составе имеется метформин, ингибиторы натрий-глюкозного котранспортера 2 типа (ингибиторы НГЛТ-2) или агонисты рецептора глюкагоноподобного пептида-1 (ГПП-1) в случае наличия подозрения на COVID-19 следует немедленно их отменить и перевести на альтернативную сахароснижающую терапию, в большинстве случаев это будет инсулинотерапия. Данные по необходимости отмены или целесообразности продолжения приема ингибиторов дипептидилпептидазы 4 на (ДПП-4) носят пока спорный характер [17].

Еще одной тревожной темой, с которой обращаются больные, является механизм влияния вируса на легочную ткань посредство АПФ-2 [6]. Спекуляции на эту тему в открытых источниках информации не могут не тревожить пациентов, получающих ингибиторы АПФ. Очень важно напомнить позицию Европейского общества кардиологов (ESC), Международного общества по борьбе с гипертонией (HFSA), общества борьбы с гипертензией Канады (CHT) (9), Aмериканской Коллегии Кардиологов/Американской Ассоциации Сердца заявление (ACC/AHA) в отношении ингибиторов АПФ и блокаторов рецепторов ангиотензина (БРА) [19-21]. Эти ассоциации напоминают: «в настоящее время отсутствуют экспериментальные или клинические данные, свидетельствующие о благоприятных или неблагоприятных исходах при применении ингибиторов АПФ, БРА или других антагонистов ренини-ангиотензиновой системы (РААС) у пациентов с COVID-19 и сердечно-сосудистыми заболеваниями в анамнезе, принимающих данные препараты». Эксперты HFSA, ACC и AHA рекомендуют продолжать прием антагонистов РААС пациентам, которым такие препараты назначены в настоящее время по показаниям и для которых они являются эффективными при таких состояниях как сердечная недостаточность, артериальная гипертония или ишемическая болезнь сердца. В том случае, если у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями диагностируется COVID-19, следует принимать индивидуальные решения о лечении в соответствии с гемодинамикой и клинической картиной каждого пациента и не рекомендуется добавлять или отменять какие-либо методы терапии, связанные с РААС, выходящие за рамки стандартной клинической практики [19-21].

По мнению российских кардиологов, при стабильном течении ХСН необходимо продолжить прием всех рекомендованных препаратов, поскольку нет доказательств о рисках применения ингибиторов АПФ и БРА при инфицировании SARS-CoV-2 [22]. Отмена базовой медикаментозной терапии (ингибиторами АПФ/aнгиотензиновых рецепторов и неприлизина - АРНИ/БРА) у больного со стабильной сердечной недостаточностью или у пациента с легкими формами COVID-19 (без поражения легких) не обоснована. В случае развития пневмонии, ассоциированной с инфекцией SARS CoV-2, терапия иАПФ/БРА может быть временно остановлена [22].

Рецепторы АПФ2 также присутствуют в островках Лангерганса в поджелудочной железе, что повышает вероятность прямого влияния вируса на эндокринную часть поджелудочной железы [23]. Ранее было показано, что SARS ( а его возбудитель близок к возбудителю COVID) может индуцировать транзиторную резистентность к инсулину, но настоящее время доказательства в отношении COVID-19 отсутствуют и возможные прогнозы в отношении COVID-19 пока не имеют доказательной базы. Тем не менее, как и при любой другой инфекции, может понадобится и увеличение дозы инсулина и замена пероральных препаратов на инсулин в зависимости от клиничеcкой ситуации. Предполагается, что наличие средств непрерывного мониторинга глюкозы позволит лучше обеспечивать компенсацию углеводного обмена и в условиях возникновения COVID 19.

К сожалению, как и при любой другой инфекции, у пациентов с сахарным диабетом 1 типа и COVID-19 возможно развитие кетоацидоза (а не типичных легочных симптомов), затрудняющего ведение больного и дифференциальную диагностику с легочными поражениями при COVID19. У не страдающих диабетом пациентов, находящихся в ОРИТ, может развиться гипергликемия, которая потребует более агрессивного ведения, чем обычная стрессорная гипергликемия тяжело больного человека [23]. Следует также иметь в виду возможность наслоения сезонного гриппа у непривитых лиц или даже сочетания гриппа и COVID-19.

Особая категория – беременные с диабетом, которых следует вести по общим законам ведения беременных с COVID 19 и которым следует особенно тщательно контролировать гликемический профиль. К настоящему времени уже накоплены данные по таким клиническим ситуациям и они достаточно оптимистичны.

Особенности организации медицинской помощи пациентам с другими эндокринопатиями в условиях пандемии COVID-19

Заболевания щитовидной железы

Вторая по частоте группа лиц с эндокринопатиями – это люди с заболеваниям ШЖ. В отсутствие нарушений функции железы, дополнительных рисков или особых правил профилактики и ведения в случае возникновения инфекции COVID-19 не отмечается.

Но есть ряд особых вопросов, которые возникают применительно к ситуациям с нарушенным тиреоидным статусом. Многие наши больные, находящиеся на заместительной терапии по поводу гипотиреоза, а также больные с диффузным токсическим зобом, тревожатся о том, не создает ли их фоновое эндокринное заболевание аутоиммунной природы или прием лекарств неблагоприятную почву с позиций больших рисков инфицирования или большей вероятности тяжести течения.

Разумеется, нет никаких данных о том, что вероятность инфицирования у этих людей выше, чем в общей популяции, но стоит максимально оценить соотношение риск/польза, прежде чем нарушить максимально возможную изоляцию или правила гигиены в условиях пандемии.

Для больных гипотиреозом важно помнить, что соблюдение правил заместительной терапии тироксином ПОВЫШАЕТ их сопротивляемость любой инфекции, а плохая компенсация гипотиреоза может искусственно снижать температуру тела, затрудняя адекватно оценить тяжесть инфекционного заболевания и тем самым снижая вероятность своевременной помощи. Прерывание замещения тироксином недопустимо и должно продолжаться как в стационаре, так и в ОРИТ.

При диффузном токсическом зобе также следует продолжать подобранную монотерапию тиростатиками или комбинированное лечение тиростатиками и тироксином. Поскольку в настоящее время плановые оперативные вмешательства или лечение радиоактивным йодом будут отложены, следует продолжить консервативную тактику и обсуждать дистанционно с врачом показания к контрольным исследованиям.

Пациенты с диффузным токсическим зобом, недавно начавшие терапию тиростатиками, не должны забывать, что у этих препаратов есть побочные явления (боль в горле и диарея) с повышением температуры и эти явления, формально напоминающие инфицирование, могут быть связаны с агранулоцитозом. Внимательное следование инструкции позволит избежать крайне нежелательных ошибок.

Лица, пролеченные по поводу высокодифференцированного рака ЩЖ (оперативно или оперативно в сочетании с радиоактивным йодом) также должны соблюдать все необходимые профилактические мероприятия. И, хотя перенесенная ими форма рака и проводимое лечение не создает никаких дополнительных рисков заражения, могут возникнуть тревоги из-за задержек с плановым динамическим обследованием. Важно предупредить больных о возможной отсрочке обследования в несколько месяцев и том, что это не нанесет вреда здоровью.

Достаточно психологически сложная ситуация у лиц, у которых на ближайший месяц была запланирована операция по поводу высокодифференцированного рака ЩЖ или же оперативное лечение по поводу неоплазии с неопределенной цитологией как заключительный этап диагностики. Важно понимать, что после ликвидации пандемии именно эти больные получат первоочередное лечение и вынужденная задержка не скажется негативно на их здоровье.

Больным с редкими формами злокачественных опухолей ЩЖ (медуллярная карцинома, агрессивные формы рака), получающими ингибиторы тирозин-киназы, следует дистанционно связаться со своим врачом для контроля за лечением. В настоящее время какой-либо информации об этих редких ситуациях, заставляющей как-то особо выделять эти группы больных, нет.

Заболевания надпочечников

Больные с первичной или вторичной надпочечниковой недостаточностью, а также родители детей с сольтеряющей формой врожденной дисфункции коры надпочечников при   возникновения инфицирования соблюдают те же правила, что и при других ситуациях с интеркуррентными заболеваниями. При надпочечниковой недостаточности следует увеличить дозу глюкокортикоидов и всегда иметь в запасе инъекционные препараты (гидрокортизон, дексаметазон), которые вводятся при угрозе аддисонического криза (резкого падения давления, тошноты, рвоты, нарушении сознания). Необходимо достаточное подсаливание пищи.

Заболевания околощитовидных желез

Лицам с гипопаратиреозом следует тщательно соблюдать режим рекомендованного лечения, и при появлении типичных для декомпенсации заболевания жалоб (онемения, сведение, пальцев рук и ног) увеличить принимаемую терапию (на 500-1000 мг солей кальция и на 0,25-0,5 мкг активных форм витамина D). При сохранении симптомов необходимо обсудить дальнейшее ведение с врачом, что может быть реализовано посредством телемедицинских технологий. В случае развития жизнеугрожающих гипокальциемических состояний необходима госпитализация в специализированный стационар.

Лицам с первичным гиперпаратиреозом, которым отложено запланированное оперативное лечение, следует уменьшить потребление кальция с едой, увеличить прием жидкости - в этих условиях откладывание операции на несколько месяцев не нанесет вреда здоровью. При появлении тошноты, полиурии, полидипсии, необходимо связаться с врачом по телефону для анализа ситуации и коррекции лечения. Получающим сипмтоматическую терапию кальцимиметиками (Мимпара, Ротокальцет), бисфосфонатами - следует продолжать лечение. Лицам с вторичным гиперпаратиреозом (особенно вследствие хронической болезни почек), необходимо четко следовать рекомендациям по плановой терапии (кальцимиметиками, препаратами кальция и витамина D, фосфат-биндерами). В случае запланированного хирургического лечения, регулярный прием лекарственных препаратов позволит отсрочить операцию на несколько месяцев.

Крайне важно запастись максимально возможным количеством лекарственных препаратов, которые показаны по основному заболеванию и максимально тщательно соблюдать режим их приема.

Заболевания гипофиза

Лица с аденомами гипофиза должны продолжать проводимое лечение и так же тщательно соблюдать гигиенические предписания и режим самоизоляции.

 

Заключение

Пандемия COVID-19 наглядно демонстрирует, что вспышки новых вирусных инфекций продолжают оставаться актуальной проблемой для мирового здравоохранения. Принимая во внимание темпы распространения SARS-CoV-2 и большого количества инфицированных, а также отсутствие патогенетической терапии, в настоящее время силы всех специалистов должны быть брошены на координированную совместную работу по профилактике, диагностике, разработке новых методов лечения и созданию вакцин против COVID-19. СД 2 типа и артериальная гипертензия являются наиболее распространенными и неблагоприятными сопутствующими заболеваниями у пациентов с коронавирусными инфекциями. Фундаментальные исследования свидетельствуют о прямой взаимосвязи между патогенезом заболевания и важнейшими метаболическими и эндокринными процессами. Таким образом, перед эндокринологами поставлены новые задачи – максимально оперативно проинформировать лиц с эндокринопатиями, в первую очередь, с диабетом, о рисках, которые потенциально может нанести их здоровью пандемия, о методах профилактики заражения и о тактике ведения лиц с эндокринопатиями в случае заболевания. Эндокринологи могут и должны и должны организовывать дистанционные консультации для наших пациентов.   На сайте ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» в полном объеме ведется работа по телемедицинским консультациям, в том числе с видеосвязью, для всех лиц, ранее лечившихся амбулаторно или в стационаре центра. Во всех сложных случаях может быть оказана помощь в режиме «врач-врач». Пациентам с эндокринными нарушениями стоит подумать о том, что в условиях пандемии визиты ко врачам должны проводится только в том случае, когда невозможно заочно решить проблемы. Целесообразно максимально использовать возможности современных информационных технологий, а необходимые анализы лучше проводить на дому.

About the authors

Natalia G. Mokrysheva

Endocrinology Research Centre

Email: nm70@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-9717-9742
SPIN-code: 5624-3875

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD, Professor, Head of the Centre

Gagik R. Galstyan

Endocrinology Research Centre

Email: galstyangagik964@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-6581-4521
SPIN-code: 9815-7509

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD, Professor, Head of the Diabetic foot department

Michael A. Kirzhakov

Endocrinology Research Centre, Moscow

Email: kirzhakovma@mail.ru

Russian Federation, 11 Dm. Ulyanova street, 117036 Moscow, Russia

epidemiologist

Anna K. Eremkina

Endocrinology Research Centre

Author for correspondence.
Email: a.lipatenkova@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-6667-062X
SPIN-code: 8848-2660

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

PhD, Head of Parathyroid pathology department

Galina A. Melnichenko

Endocrinology Research Centre

Email: teofrast2000@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-5634-7877
SPIN-code: 8615-0038

Russian Federation, 11 Dm. Ulyanova street, 117036 Moscow

MD, PhD, Professor, Head of Clinical endocrinology institute

References

  • Cascella, M., et al., Features, evaluation and treatment coronavirus (COVID-19), in StatPearls [Internet]. 2020, StatPearls Publishing.
  • Surveillances, V., The Epidemiological Characteristics of an Outbreak of 2019 Novel Coronavirus Diseases (COVID-19)—China, 2020. China CDC Weekly, 2020. 2(8): p. 113-122.
  • Zhou, P., et al., A pneumonia outbreak associated with a new coronavirus of probable bat origin. Nature, 2020. 579(7798): p. 270-273.
  • Hoffmann, M., et al., SARS-CoV-2 cell entry depends on ACE2 and TMPRSS2 and is blocked by a clinically proven protease inhibitor. Cell, 2020.
  • Simoes e Silva, A., et al., ACE2, angiotensin‐(1‐7) and M as receptor axis in inflammation and fibrosis. British journal of pharmacology, 2013. 169(3): p. 477-492.
  • Cheng, H., Y. Wang, and G.Q. Wang, Organ‐protective Effect of Angiotensin‐converting Enzyme 2 and its Effect on the Prognosis of COVID‐19. Journal of Medical Virology, 2020.
  • Fyhrquist, F. and O. Saijonmaa, Renin‐angiotensin system revisited. Journal of internal medicine, 2008. 264(3): p. 224-236.
  • Liu, J., et al., Overlapping and discrete aspects of the pathology and pathogenesis of the emerging human pathogenic coronaviruses SARS‐CoV, MERS‐CoV, and 2019‐nCoV. Journal of Medical Virology, 2020.
  • Cheng, Z.J. and J. Shan, 2019 Novel coronavirus: where we are and what we know. Infection, 2020: p. 1-9.
  • Deng, S.-Q. and H.-J. Peng, Characteristics of and public health responses to the coronavirus disease 2019 outbreak in China. Journal of clinical medicine, 2020. 9(2): p. 575.
  • Zhang, J.j., et al., Clinical characteristics of 140 patients infected by SARS‐CoV‐2 in Wuhan, China. Allergy, 2020.
  • Ruan, Q., et al., Clinical predictors of mortality due to COVID-19 based on an analysis of data of 150 patients from Wuhan, China. Intensive care medicine, 2020: p. 1-3.
  • Lippi, G. and M. Plebani, Laboratory abnormalities in patients with COVID-2019 infection. Clinical Chemistry and Laboratory Medicine (CCLM), 2020.
  • Wu, Z. and J.M. McGoogan, Characteristics of and important lessons from the coronavirus disease 2019 (COVID-19) outbreak in China: summary of a report of 72 314 cases from the Chinese Center for Disease Control and Prevention. Jama, 2020.
  • Guan, W.-j., et al., Comorbidity and its impact on 1590 patients with Covid-19 in China: A Nationwide Analysis. European Respiratory Journal, 2020.
  • https://vrachirf.ru/company-announce-single/71811
  • Gupta, R., et al., Clinical considerations for patients with diabetes in times of COVID-19 epidemic. Diabetes & metabolic syndrome, 2020. 14(3): p. 211.
  • Gagliardino, J.J., et al., Impact of diabetes education and self-management on the quality of care for people with type 1 diabetes mellitus in the Middle East (the International Diabetes Mellitus Practices Study, IDMPS). Diabetes research and clinical practice, 2019. 147: p. 29-36.
  • Driggin, E., et al., Cardiovascular considerations for patients, health care workers, and health systems during the coronavirus disease 2019 (COVID-19) pandemic. Journal of the American College of Cardiology, 2020.
  • Association, A.H., HFSA/ACC/AHA statement addresses concerns re: using RAAS antagonists in COVID-19.
  • Cardiology, E.S.o., Position statement of the ESC Council on Hypertension on ACE-inhibitors and angiotensin receptor blockers. Published March 13, 2020.
  • Барбараш, О., et al., Руководство по диагностике и лечению болезней системы кровообращения (БСК) в контексте пандемии COVID-19 (краткая версия).
  • Yang, J.-K., et al., Binding of SARS coronavirus to its receptor damages islets and causes acute diabetes. Acta diabetologica, 2010. 47(3): p. 193-199.

Statistics

Views

Abstract - 92

PDF (Russian) - 3

PlumX

Dimensions


Copyright (c) Mokrysheva N.G., Galstyan G.R., Kirzhakov M.A., Eremkina A.K., Melnichenko G.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies